История башкирского клана Мурзалар по данным ДНК-генеалогии

Б.А. Муратов

 

Мурзалар (мырҙалар) — башкирский клан в составе айлинской группы племён. Айлинская группа племён включает в себя семь родоплеменных объединений: это айле, кудей, мурзалар, дуван, кошсо, сызгы, упей [1].

 

Карта расселения северо-восточных башкир (ИГИ АН РБ ©, 2012)

 

Следует отметить, что айлинская группа племён у башкир — неоднородна по своему происхождению, что подтвердилось и данными ДНК-тестирования. Так, айле, кудеи, дуваны принадлежат к усуньской подветви субклада R1a+Z2123, аю-мурзалары — к субкладу I1a+DF29, упей — к G2a+Р18, кошсо — к N1c+L1034 (угорская подветвь) и т.д.

 

Медведь — тотем и покровитель клана охотников аю-мурзалар [2]

 

Мурзаларские предания помещают старинные земли предков поблизости от табынской дер. Тунгатар (Учалинский р-н Башкортостана), а также в верховьях р.Яик (Урал) [3].

В настоящее время мурзалары преимущественно расселены совместно с кудеями и айле, на северо-востоке Башкортостана, в Салаватском районе, это такие поселения как: Аркаул, Ахун, Бишевляр, 1-й Идельбай, 2-й Идельбай, Ильтай, Кусепей, Куселяр, Мусят, Мечетли, Махмут, Малояз, Саргамыш, Яубуляк, Ташаул и др. [4].

Этноним ‘мурзалар’ — имеет ногайские корни, дословно этот титул означает князя, второго человека после бия (прим. бий — родовой вождь) [5].

 

Охота с хищными птицами (беркутом, соколом, ястребом и др.), один из основных древних промыслов степных, горных и лесных башкир [6]

 

Представители клана мурзалар связывают своё происхождение с Мырзабеком, переселившимся на Урал за вороным конем. Согласно легенде — предки мурзалар вышли вместе с остальными родами племени айле с местности Каип [7]. Местность (город, или область) Каип находилась в предгорьях Каратау, или возле Сырдарьи, около Башкуртских гор [8]. В настоящее время мурзаларские башкиры также расселены вдоль горного хребта Каратау. По мнению Э.И.Хабибуллина эти единые названия, объясняются практикой перенесения кочевниками знакомых топонимов Средней Азии на географические местности Южного Урала.

О разных этнических компонентах айлинских башкир писал ещё Р.Г.Кузеев, который отмечал, что: «кочевники, занявшие бассейн р.Ай, зачастую не связаны между собой ни исторически, ни этнически, и первоначально пред­ставляли конгломерат различных родовых и племенных органи­заций. Позднее, когда улеглась эпоха массовых передвижений и стабилизировались родоплеменные территории, подобные конгло­мераты родов и племен объединялись в группы или союзы, кото­рые принимали привычную для кочевников форму племени, где айле — одно из таких «территориальных» племен или, точнее, родоплеменных объединений» [9].

 

Земля мурзаларских башкир [10]

 

В данном исследовании рассматривается вопрос о происхождении не всех айлинских башкир, а только в основном этническая история клана мурзалар и его родовых подразделений [11].

Второе название мурзаларцев — улэште (өләште), от башкирского слова ‘өләш’, в значении — ‘раздать, раздача’. По всей видимости, этноним ‘улэште’ — связан с некими вассальными отношениями по вопросам вотчинного землевладения. По мнению другого исследователя Э.И.Хабибуллина, этноним ‘улэште’ связан с монгольским словом ‘улус’, что значит ‘часть, область’ и т.д.

      

 

Фенотипы мурзаларских башкир

 

В целом следует отметить, что география термина ‘мурзалар’ связана с тюркскими племенами. К примеру, известны родовые фамилии тюркоязычных народов с корнем ‘мирза, мурза’ [12], а также ряд родовых подразделений, к примеру, такие как ‘мирзагул’ в составе казахского племени аргын [13], подразделение ‘мырзагул’ у локайского рода эсен-ходжа [14] и др.

По сообщению участника Башкирского ДНК-проекта Э.И.Хабибуллина в базе FTDNA присутствуют и результаты тестирования представителей кланов с названием ‘мирза, мурза’ из других народов, но для них характерны другие гаплогруппы. К примеру, 250599 Zhalair Myrza J2, 192428 Zhalair Myrza Zhanaberly Aman R1a и др.

В списках XVIII в. мурзалар, обычно перечисляются в составе айлинцев наряду с собст­венно с айлинскими родами [15], хотя выступали перед царской администрацией само­стоятельно и являлись владельцами оставленных «дедами и пра­щурами» родо-племенных вотчин [16].

У башкирских мурзалар родовые тотемы их клана как у айлинских башкир:

Боевой клич — Һандал (Наковальня),  [17]

Священное дерево — Муйыл (Черёмуха) ,

Священная птица — Аkkош (Лебедь) ,

Сохранились и мурзаларские тамги: это тамга kапkа (ворота)  [18]

и тамга уk-йәйә (лук и стрелы)  [19]  . В.И.Левин изучая древние надписи обратил внимание, что тамга башкирских мурзалар — уk-йәйә совпадает с руническими знаками, обнаруженными в Тибете [20].

 

Древние куны [21]

 

Боевой клич (уран) мурзалар — Һандал (наковальня), у мурзалар и айле свидетельствует о том, что их предки были знакомы с кузнечным делом. Некоторые ураны у башкирских кланов характеризовали хозяйственную деятельность представителей этих кланов, к примеру, такие боевые кличи как балға (молот) у катаев или һандал (наковальня) у айле и мурзалар. Это предположение подтверждается и архивными документами, о присутствии сословия кузнецов среди айлинских, мурзаларских и катайских башкир [22]. Хозяйственная деятельность часто трансформировала и старинное написание тамг этого рода. Если первоначальное значение мурзаларской тамги уk-йәйә было — лук и стрелы;  то позднее, когда древнее значение тамги было забыто, начертанию тамги уk-йәйә был придан новый смысл — как тамга кузнецов ураk-балға (серп и молот).

Но вернемся к древним значениям племенных атрибутов мурзаларских башкир. Священная птица — лебедь (аkkош), и тамги мурзалар говорят об истории их клана в тесной взаимосвязи с кунами-токсобичами.

Впервые тамга kапkа  зафиксирована в древнекитайской хронике Танхуэйяо [23], где она названа как тамга телеского племени кун 渾, т.е. предков кунов-токсобичей. В настоящее время тамга kапkа  является основной среди башкир-кыпсаков, являющихся прямыми потомками кунов-токсобичей [24].  Более того у хуун-кыпсаков, существуют практически все вариации тамги kапkа, в т.ч. числе и такие вариации как тараk (гребенка, трезубец) ,  йорт (дом)  и другие .

Другая тамга мурзалар — уk-йәйә является основной тамгой древних каев  — народа родственного кунам-токсобичам и ведущих своё происхождение от легендарного Огуз-хана [25].

Среди северных башкир существуют и прямые потомки каев — это клан кайпан. Предки кайпан известны в русских летописях как каепичи (кай-оба), т.е. клан каев. ДНК-тестирование представителей клана кайпан, к сожалению, ещё не проводилось. Но известны результаты ДНК-тестирования потомков кунов на Урале, у которых сако-динлинская подветвь субклада R1a+Z2123, и потомков каев в Турции (основатели династии Османов) с результатом гаплогруппы R1a [26].

Птица Лебедь (Аkkош) — считалась тотемной, которой поклонялись древние кипчаки и родственные им народы на Алтае — кумандинцы и лебединцы (ку-кижи). Даже одно из названий кипчакских кланов (по другой версии в целом это второе название кипчаков, известное в основном по европейским хроникам) — куманы, означало людей, поклоняющихся птице, лебедю [27].

Весь собранный ранее материал должен был предполагать присутствие среди мурзаларских башкир гаплотипов сако-динлинской подветви субклада R1a+Z2123, но этого в настоящий момент — не наблюдаем. Пока компанией FTDNA среди мурзаларских башкир выявлен только субклад I1a+DF29, и только среди представителей родового подразделения (ара) аю, что позволило рассматривать гипотезу об автохтонном происхождении, по крайней мере, части мурзаларских башкир (а именно клана аю)  — в качестве основной версии. К сожалению, на сегодня выборка по мурзаларским башкирам недостаточна, и охватывает только представителей аю-мурзаларского ара.

Пока нет чёткого ответа о кластере, характерном для аю-мурзалар, и существуют только предположения о принадлежности аю-мурзалар либо к субкладу I1a*Parent (версия NetWork на 67 маркёрах), либо к I1a+Z59 (версия NetWork на 37 маркёрах), либо к I1a+P109 (версия М.М.Мигранова, на основе подсчёта программой Murka) и др.

Поэтому необходимо дальнейшее исследование на снипы представителей этого клана, которое позволило бы более точно выявить происхождение аю-мурзалар.

Необходима также и более количественная выборка не только по мурзаларским, но и в целом по северо-восточным башкирским кланам и родовым подразделениям. Пока по всем этногеномическим базам: (FTDNA, ИБГ УНЦ РАН, Genographic) у северо-восточных башкир основная гаплогруппа R1a, по FTDNA особенно у таких кланов как кудей, дуван, айле.  В Башкортостане и ранее были найдены субклады гаплогруппы I1 [28], и сейчас к таковым можно добавить и гаплотипы аю-мурзалар из субклада I1a+DF29:

290832 Ayiu-Mirzalar Bashkir, Ural, Bashkortostan, I1: 13 22 15 10 14-14 11 15 10 12 11 28 15 8-9 8 11 21 16 21 29 12-14-15-15 10 10 19-21 14 14 16 22 36-36 12 10 11 8 15-15 8 11 10 8 9 9 12 22-22 15 10 12 12 17 8 11 26 20 13 13 11 13 11 11 12 11

274875  Mr. Mirzalar Bashkir, Ural, Bashkiria, I1:  13 22 15 10 14-14 11 15 10 12 11 28 15 8-9 8 11 22 16 21 29 12-14-15-15 10 10 19-21 14 14 16 20 36-36 12 10 11 8 15-15 8 11 10 8 9 9 12 22-22 15 10 12 12 17 8 12 26 20 13 13 11 13 11 11 12 11

В целом согласно базе FTDNA, субклады гаплогруппы I1 на Урале встречаются ещё у кланов гэрэ и юрматы [29].

На основе имеющихся  67 маркёров при сопоставлении с другими гаплотипами субклада I1+DF29 — аю-мурзалары на диаграмме NetWork расположились в изолированной, реликтовой ветви. Всего программой было обработано несколько сотен гаплотипов, из проекта yDNA Haplogroup I: Subclade I1 (to view all results, set Page Size to 4300) на FTDNA [30].

Наиболее близко к аю-мурзалар на диаграмме NetWork оказались балканские гаплотипы — Е14592 (Болгария) и Е99709 (Словения), особенно это хорошо видно на 37-маркёрном древе. Дальше оказались гаплотипы поляков, англичан, швейцарцев и норвежцев. Гаплотипы из субклада I1+Z59 тестируемых из России — учтены не были, т.к. расчет диаграммы и дендограммы строился на основе данных проекта yDNA Haplogroup I: Subclade I1 (to view all results, set Page Size to 4300) на FTDNA. Если у аю-мурзалар снип Z59 будет положительным, то при дальнейшем исследовании необходимо, конечно же, в дендограммы и диаграммы включать гаплотипы I1, проживающих и на территории России. Также необходимо будет уточнить происхождение аю-мурзаларских башкир, с учетом введения новой услуги тестирования — полного сиквенса Y-хромосомы, которое пока у башкирских I1 не было осуществлено.

Балканские гаплотипы принадлежат к субкладу I1+Z59, на 08.03.2014 древо субклада I1+Z59 согласно базе Isogg.org [31] было следующим:

• • I1a   DF29/S438
• • • I1a*   -
• • • I1a1   CTS6364/Z2336

• • • I1a2    S244/Z58
• • • • I1a2*   -

• • • • I1a2a   S246/Z59
• • • • • I1a2a*   -
• • • • • I1a2a1   S337/Z60,S439/Z61,Z62
• • • • • • I1a2a1*   -
• • • • • • I1a2a1a   S440/Z140,Z141
• • • • • • • I1a2a1a*   -
• • • • • • • I1a2a1a1   S1953/Z2535
• • • • • • • • I1a2a1a1*   -
• • • • • • • • I1a2a1a1a   S1954/YSC0000261
• • • • • • • • • I1a2a1a1*   -
• • • • • • • • • I1a2a1a1a1   L338
• • • • • • • • I1a2a1a1b   CTS10937/S4698/Z2538
• • • • • • • I1a2a1a2   F2642/S2169
• • • • • • I1a2a1b   S247/Z73
• • • • • • • I1a2a1b*   -
• • • • • • • I1a2a1b1   L1302
• • • • • • I1a2a1c   L573
• • • • • • I1a2a1d   L1248
• • • • • • • I1a2a1d*   -
• • • • • • • I1a2a1d1   L803
• • • • • I1a2a2   Z382

 

Диаграмма NetWork согласуется и с дендограммой, построенной на 67 маркёрах С.А.Коджаковым по гаплотипам субклада I1a+Z59 и башкирских аю-мурзалар. Но отличия всё же присутствуют. Если диаграмма NetWork сближала гаплотипы Е14592 (Болгария) и Е99709 (Словения) между собой, то в дендограмме С.А.Коджакова они принадлежат отдельным кластерам.

Общий предок у балканских гаплотипов I1+Z59 с аю-мурзаларами, согласно формуле СКРЖАММ жил около 2050 + 194 года, согласно С.А.Коджакову около 1881 (280+52+1187+362) лет тому назад. Но эти диаграммы и дендограммы будут актуальными для аю-мурзалар, при условии, что аю-мурзалар также будут представителями субклада I1+Z59.

Если аю-мурзалар действительно I1+Z59, и нет гомоплазии, то, как версию можно предполагать, что далекими предками аю-мурзалар были фракийские племена даков, союзников сармат. Сарматы в нач. н.э. расселялись достаточно широко от Урала до Дуная, где на Дунае сарматы граничили с даками. Потомки даков на Балканах имеют в т.ч. субклады I1 и I2, а ближайшие приближенцы согласно программе NetWork к аю-мурзаларским башкирам балканские I1+Z59. Поэтому, если допустить вероятность, что аю-мурзалар принадлежат субкладу I1+Z59, то на Урал их предки могли попасть:

1) как в нач. н.э., в ходе союзнических дако-сарматских отношений, и миграций сарматских племён;

2) так и будучи представителями ногайского рода в XV веке, напомним, что тамга аю-мурзаларцев — kапkа — идентична тамгам кунов-токсобичей, потомки которых в составе ногаев в XIV веке ещё проживали на Кубани, в Крыму и Северном Причерноморье;

3) можно также предполагать, что аю-мурзалары — это потомки славянского населения, плененного улашевичами в XI-XIII в. Разумеется, это только предположение, если принимать во внимание точку зрения З.Т.Кашапова об идентичности терминов ‘улэште’ (прим. улэште — второе название мурзалар) и ‘улашевичи’. Для проверки этой гипотезы необходимо установить существуют ли приближенцы к башкирским аю-мурзаларам среди русских, украинцев и др. И если ответ положительный, то какой генеалогический возраст до общего предка у башкирских аю-мурзалар с их приближенцами среди славян. Всё это, возможно осуществить при условии, когда будут более детально известны кластеры аю-мурзалар I1+DF29 и их приближенцев. Эта версия заманчива тем, что улашевичи в 1185 г. пленили Владимира, сына князя Игоря, а ‘князь’ на башкирском языке будет ‘мырҙа’ (мурза), в таком случае, этноним ‘мурзалар’, сохранил легенду о потомках русского князя, плененного в 1185 г. улашевичами, и возможно аю-мурзалары его потомки, которых улашевичи воспитали как своих соплеменников. Эта версию можно проверить только при условии, что самими близкими приближенцами к аю-мурзаларским башкирам и к их кластеру — окажутся представители славянских, русского в т.ч., народов, с определенной архивной или легендарной историей их фамилий.

Следует отметить, что А.А.Клёсов критически относится к реконструкциям, основанных на изложенных выше предположениях.  По его мнению, ранг 67 маркеров намного выше, чем ранг 37 маркеров, следовательно, оснований для предположения, что башкирские аю-мурзалары могут быть представителями кластера Z59, — по сути, нет никаких.  А.А.Клёсов пишет: «DF29 — основной субклад гаплогруппы I1, думаю, на этом и следует остановиться. Остальные соображения и гадания не имеют под собой никакой основы» [32].

Автор исследования, допускает вероятность, что гаплотипы аю-мурзалар могут относиться как к кластеру I1a*Parent, так и к I1a+Z59 и I1a+P109 и др., что достоверно можно будет установить только после проверки аю-мурзаларских гаплотипов на эти или другие снипы.

В настоящее время у аю-мурзаларских башкир сделан только снип DF29. На 08.03.2014 ближайшими по географии расселения к аю-мурзаларским башкирам расположились следующие гаплотипы [33]:

290147 (местоположение не указано), 186200 (Рязанская обл.), 119740 (Свердловская обл.), 309337 (географическое местоположение не указано), 248965 (Тамбовская обл.) и N48812 (Сергач, Нижегородская обл.). Гаплотип N48812 имеет следующие положительные снипы:  DF29+, Z58+, Z59+, Z2894+, Z60+, Z61+, Z62+, Z140+, Z141+, F2642+ [34].

Тестируемые аю-мурзалары, состоящие в проекте National clans [35] — оба родом с Салаватского района Башкортостана, с д.Ташаул. У тестируемого 290832 согласно архивам основатель рода был некий Еркей (XVIII в.), а у тестируемого 274875 — предок Хабикай (XVIII в.).

Тестируемый 290832 первоначально предполагал, что его предки были аю-кудеями, но согласно формуле СКРЖАММ, на 37 маркёрах в базе FTDNA у него общий предок с 274875-м жил всего 285+27 лет назад, это очень близкое генетическое родство по Y-гаплогруппе. Тестируемый 274875 — представитель клана мурзалар, дальнейший апгрейт до 67 маркёров только подтвердил незначительное его генеалогическое расхождение с 290832-м, и между этими двумя тестируемыми, согласно С.А.Коджакову на 67 маркёрах около 360 лет до общего предка. Возраст 285+27 лет назад (или около 360 лет при 67 маркёрах)—  свидетельствует, что оба тестируемых являются представителями одного клана — аю-мурзалар, позднее вошедшего также и в состав кудейских башкир.

Отметим также, что у мурзалар зафиксирован редкий для башкир этноним ‘мангол’ [36], что подтверждает возможное участие части предков мурзалар в печенежском, куно-кипчакском, а позднее и в ногайском политических союзах.

На связь с печегами и кунами-токсобичами косвенно указывают и:

1)                 Тамги мурзаларцев — kапkа и уk-йәйә, обе тамги характерны для телеских племён и считаются родовыми тамгами кунов-токсобичей, позднее частью вошедших в Ногайскую Орду.

2)                 Тамга уk-йәйә идентична древней печенежской тамге.

3)                 Родовое подразделение ‘токуз’ в составе мурзаларских и айлинских башкир, подчеркивающее связь с кунами-токсобичами (токус оба).

4)                 Предание о приходе предков части мурзалар с Алтая.

5)                 Второе название мурзалар — улэште, которое рядом исследователей (к примеру, З.Т.Кашапов) сопоставляется с половецкими улашевичами (улаш-оба), клан айле с аюбовичами (ай-оба), клан кайпан с каепичами (кай-оба) [37]. Как известно слог ‘оба (обог)’ — монгольское слово, в значении род, было заимствовано кунами-токсобичами, в период их проживания в конце I тыс. н.э. в Центральной Азии [38].

6)                 Сказания некоторых айлинских родов о сравнительно недавних связях с ро­дичами на Алтае.

7)                 Существующая взаимосвязь между этнонимами ‘улэште’ и ‘алаш’ у казахов, а также аналогия, высказанная ранее другими исследователями о совпадении казахского ‘алаш’ с ‘улашевичами’ в русских летописях [39].

8)                 Версия З.Т.Кашапова о взаимосвязи главной тамги печенежского происхождения , и мурзаларской уk-йәйә (лук и стрела) , путем образования от обьединения тамги-сыбык (таяк)  с основной айлинской тамгой-ай   (полумесяц — ярым ай) [40].  

 

Различные родовые подразделения (которые сейчас исчезли, но были в прошлом в составе мурзалар): аю (медведь), мангол (потомки монгол), токуз (потомки токсобичей) и др., — только лишь подтверждают версию об участии предков части мурзаларских башкир в сложной этнической истории кочевников степей Евразии.

Охотничья собака

 

Название ‘аю’, свидетельствует о тотемном родовом пережитке культа медведя, характерного кланам охотников, на это же указывает и культ собаки распространенный у айлинских и мурзаларских башкир.

 

Р.Г.Кузеев культы медведя, волка у айлинских башкир связывал с юго-восточными и западными башкирами, а культ собаки — с приаральскими и среднеазиатскими народами [41].

По всей видимости, род аю были инкорпорированы в состав мурзалар как потомки местного уральского населения, и позднее аю также вошли и в состав кудейских башкир. Но учитывая, что выборка по мурзаларским башкирам — незначительна, сохраняется и предположение о возможной родственной связи по мужской линии между аю и другими кудейскими, айлинскими и мурзаларскими фамилиями. Если значительно присутствие субклада I1+DF29 подтвердится и среди других северо-восточных башкирских кланов, то необходимо будет пересматривать версию историков прошлого об их происхождении.

Пёстрый состав мурзаларских башкир пополняет ещё клан сарт-айле, которые в XV в. поселились рядом с мурзаларами и дуванами [42], и вероятно вступившие в родственные связи с мурзаларами, на условиях совместного вотчинного землевладения. Однозначно, исходя из этимологии этнонимов и преданий, можно лишь утверждать, о пришлом этническом компоненте кудеев, айле, мурзалар (согласно Р.Г.Кузееву время их миграции на Урал это нач.-сер. II тыс. н.э.) [43].

Кудеи, айле, мурзалары поселившись в долинах рек Ай, Караидель (Уфа) и др. включили в свой состав местное автохтонное население Урала, известное у башкир под названием клана аю. Это предположение косвенно подтверждается и данными ДНК-тестирования. Аутосомный тест выявил близкое генетическое родство  сулейман-кудеев и аю-мурзалар. Сулейман-кудеи — потомки Сулеймана — сына Юлая Азналина, родным братом Сулеймана был Салават Юлаев. Из предания о происхождении сулейман-кудеев известно, что их предок Дореман, взял в жены дочь местного духа, от которого и пошёл род Юлая Азналина [44]. В этой легенде иносказательно сообщается о включении в состав кудеев — клана местного происхождения, проживавшего на территории этого края, ещё до прихода туда кудеев.

Кланы айле и мурзалар первоначально заняли на Южном Урале территорию водораздела рек Ай, Белая, Яик, Уй и Миасс. Степные и предгорные возвышенности Урала, со склонов которых раньше стаивал снег, и в пределах которых не было широких разливов, а также пастбища из-за малоснежности — были удобны для зимней тебеневки. Уже ранней весной пастбища Южного Урала покрывались травой, и становились первыми и основными местами зимовок, когда далекие традиционные передвижения кочевников на Сырдарью и в Приаралье были ограничены или временами вовсе прекращались [45].

По мнению Р.Г.Кузеева предки айлинских, кудейских и мурзаларских башкир включились, вероятно, в цикл ко­чевания, который с давних пор сложился в Приаралье. Зимой стада содержались в малоснежных степях за Сырдарьей и в Приаралье, а на лето отгонялись далеко на север — на Тургояк, Тобол, Уй и в предгорья Урала [46]. Когда обстановка в Дешти-Кипчаке осложнилась, часть айле и мурзалар уже по знакомым ко­чевым путям направилась на Южный Урал, который стал их новой родиной, где айле, мурзалар и кудеи породнились с местным населением, называемый ими — кланом аю.

Расселение местного клана аю, до прихода туда айле и мурзалар — вероятно ранее охватывало не только долину р.Ай, но и южный Башкортостан. К примеру, известно, что родовое подразделение аю, встречается также у усерганских и тамьянских башкир. Согласно данным ДНК-тестирования у аю-усерганских башкир, гаплогруппа I [47], но гаплотипы аю-усерган недотипированы. О тесном, ныне утраченном контакте усерганских и мурзаларских башкир и в более поздние времена (XIII-XV вв.) свидетельствует и тот факт, что в составе мурзаларцев есть деревня Бишевлярово (Бишәй),  старожилы  которой  рассказывают о приходе их предков с Сакмары. Два родовых подразделения в этой мурзаларской де­ревне — бишәй и буреҫ (волк) — сближаются с названиями усерганских ара. По мнению Р.Г.Кузеева бишевляровские мурзалары это потомки усерган ушедших в период ногайской междоусобицы на Урале в XV в. — в долину р.Ай [48].

С айле, а также мурзаларами связана и легенда о Мырзабеке, предке мурзаларов, которая однозначно считает айле и мурзалар представителями одного рода. Так предание указывает, что: «В старину мы назывались сырдарьинскими башкирами. Предки наши жили в местности Каип [Кайеп] на берегу Сыра. У одного из богатых предков потерялись серый конь [буҙат], резвая кобылица [байтал] и красавица дочь Гаделбану. На поиски отправились трое юношей. Они долго шли по следу и недалеко от Тургояка нашли девушку. Следы лошадей вели дальше на Урал; юноши прошли верховье Яика и пришли на реку Ай. Здесь они были очарованы красотой и богатством природы: густыми лесами, реками, долинами. Людей в тех местах не было. Юноши одну реку назвали Ай (Луна — Б.М.), другую — Узян (Долина — Б.М., т. е. Юрюзань. — Р.К.), гору между ними — Благословен­ной [Көдрәт-тау]. На берегу небольшой речки они нашли обеих лошадей и вернулись на Сырдарью. Юноши рассказали об увиденных землях и весь род, все сырдарьинские башкиры пересели­лись на Урал. Среди переселившихся был Мырзабек [Мырҙабәк] — предок мурзаларцев, Имса — предок тырнаклинцев, его брат Тумса — предок айлинцев» [49].

Р.Г.Кузеев в связи с этим преданием отмечает, что они указывают о древней родине айлинских башкир на берега Сырдарьи или других районах Средней Азии [50].  Далее Р.Г.Кузеев пишет, что: «сюжеты сказаний айлинских башкир являются более поздней переработкой в соответствии с изме­нившимися религиозными представлениями древней тотемистиче­ской легенды о волке, как прародителе и путеводителе тюрков. Эта переработка произошла, видимо, в X—XI вв. в Приаралье и южнее, в долине Сырдарьи, под воздействием довольно актив­ного в тот момент исламского влияния на кочевническую пери­ферию. Развитие предания о переселении на новую ро­дину в среде предков башкир было длительным и сложным. Широкое распространение предания произошло, вероятно, в се­редине I тыс., н. э., когда массовое вторжение кочевников с вос­тока захватило Сырдарью, Приаралье и смежные области. С конца I тыс. н. э., по мере формирования различных племенных объединений и в соответствии с характером воздействия на те, или иные этнические группы хозяйственных, политических, тер­риториальных и других факторов, сюжет предания повсюду при­обретает местные, специфические черты» [51].  Следует отметить, что кочевание со степей Приаралья на Урал существовало ещё с эпохи Турана (т.е. во II-I тыс. до н.э), на это в частности указывают хозяйственные и этнические связи Хорезма и Дву­речья с Зауральем уже присутствующие в скифо-сарматскую эпоху [52]. В более позднее по хронологии время, кочевание тюркских кочевников с середины I тыс. н. э. с Приаралья на Урал было продолжением и расши­рением этих древних связей. При этом арало-уральский цикл кочева­ния, когда, по словам Абул-Гази, лето кочевники проводили «при вершине Яика, а зиму при устье Сыра», вскоре стал для кочевников хозяйственной необходимостью [53].

С нач. н.э. произошло как минимум две миграции степных кочевников с Приаралья на Урал, что можно установить по сюжетной структуре исторических преданий различных башкирских кланов.  Так башкирские кланы тангаур, бурзян (юго-восточная группа), рано покинув­шие Сырдарью и Приаралье, по мнению Р.Г.Кузеева принесли в Восточную Европу наи­более древнюю сюжетную структуру предания о волке-путеводителе. Более того структура предания была обогащена, кроме того, некоторыми деталями северокавказского происхождения [54].

Первая миграция кочевников в нач. I тыс. н.э. была связана с распадом массагетского союза племён и образованием нового этноса Евразии — алан [55].

Массагето-аланы во II-IV вв. н.э.

 

Вторая миграция, больше связанная с кланом айле и мурзалар долгое время оставались на востоке, что прослеживается по модификации древних сюжетов в исторических преданиях айлинских и мурзаларских башкир [56]. Несмотря на различия, просматривается отчетливо общность основной сюжетной линии юго-восточных и северо-восточных башкирских преданий о переселении на новую родину. Из этого следует, что хотя кланы бурзян, тангаур и айле расселились на Урале в раз­ное время и разными путями, предки тех и других были родствен­ными образованиями и входили в состав дахо-массагетских (I тыс. до н.э.), а позднее и печенежско-огузских племён Сырдарьи и Приаралья (VII-IX) вв.

Р.Г.Кузеев южные этнические связи айле и мурзалар подтверждает в своей работе и анализом айлинской родоплеменной этнонимии, и делает вывод о принадлежности айле и мурзалар к огузскому этниче­скому миру на Сырдарье. При этом Р.Г.Кузеев допускает, что возможно не все айлинские и мурзаларские башкиры имели огузское происхождение. Р.Г.Кузеев пишет, что: «наиболее активные и массовые передвижения кочевников с Приаралья на запад и ча­стично-на север имели место в IX—XII вв., когда в связи с пере­движениями печенегов, огузов и кипчаков быстро менялась этно­графическая карта целых областей. В диапазоне этих веков, ско­рее всего во второй половине периода, произошло перемещение основной, «базовой» территории башкирских айлинцев с Сырдарьи на Урал, хотя в зависимости от обстановки в степях они продолжали свои зимние перекочевки на юг. Миграция айлинцев не могла произойти позже, так как в их преданиях и сказаниях совершенно не фигурируют обязательные в таких случаях имена Чингисхана или его сыновей и сподвижников. Невозможно также и слишком удревнять дату, так как этноним ‘сарт’ и исламская религия едва ли могли утвердиться хотя бы среди части приаральских кочевников намного ранее X в.» [57].

Столь интересная этническая история мурзаларских башкир, реконструированная историками и этнологами должна подтверждаться и данными ДНК-тестирования, и здесь на помощь приходят результаты Mt-DNA и аутосомного теста аю-мурзаларских башкир. В данном исследовании только частично будет рассмотрен вопрос о результатах аутосомного теста среди мурзаларских башкир. Основное исследование по результатам Family Finder у аю-мурзалар будет написано позже, совместно с российским исследователем В.А.Красса. По результату Mt-DNA исследование аю-мурзалар более подробно будет включено в отдельное исследование по этногеномике северо-восточных башкир. Пока же по Mt-DNA отметим следующее: у тестируемого аю-мурзалара под номером 274875, митогаплогруппа U5 [58], которая наиболее характерна для саамов, финнов и эстонцев [59].

274875

Mirzalar Bashkir

U5

A16129G, T16187C, C16189T, C16192T, T16223C, G16230A, C16256T, C16270T, T16278C, C16291T, C16311T, A16399G

C146T, C152T, C195T, A247G, 522.1A, 522.2C, 315.1C

 

Что касается аутосом, то согласно нижеследующему графику, полученному благодаря тесту Family Finder от FTDNA, видим значительное присутствие у аю-мурзалар европейских линий 75 + 3%,  восточно-азиатских (сибирских) линий — 11%, и даже южно-азиатских линий — около 13 + 2% [60].           

      

[61]

Этот аутосомный тест наглядно характеризует присутствие по женской линии у аю-мурзаларских башкир предков кунов-токсобичей, для которых характерны те же приблизительно процентные соотношения восточно- и южно-азиатских линий [62].

Тестирование и снипование мурзаларских башкир провели М.М.Мигранов, Б.А.Муратов, Р.Р.Суюнов и Э.И.Хабибуллин.

 

Библиография и примечания

1.      Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, С.194.

2.      Фото В.А.Злотникова ©, kamchatskiy-krai.ru.

3.      Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, С.208.

4.      Камалов А.А., Камалова Ф.У. Атайсал. Уфа, Китап, 2001, 544 с., С.281-286.

5.      Керейтов, P. X.. Ногайцы. Особенности этнической истории и бытовой культуры. Ставрополь, Сервисшкола, 2009, 464 c., ISBN: 978-5-85183-012-9, С.245; Жирмунский В.М. Тюркский героический эпос. Л., Наука, 1974. С.421.

6.      Муллагулов М.Г. Отлов и дрессировка охотничьих беркутов у башкир, allforhunt.com/ru/article/otlov-i-dressirovka-ohotnich-ih-berkutov-u-bashkir.

7.      Согласно исследователю З.Т.Кашапову, Каип у тюрков это дух-покровитель коневодства, и в целом скотоводства.

8.      Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, С.198.

9.      Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, С.194.

10.  Фото Э.И.Хабибуллина ©.

11.  Здесь следует отметить, что к XXI веку у людей большей частью забыта не только память о принадлежности к тому или иному родовому подразделению (ара), но и информация о своих атаулах (родовых деревнях со стороны отца). Название различных ара у башкир сохранилось большей частью благодаря проделанной ранее работе этнологом Р.Г.Кузеевым по фиксации в научных публикациях, этнонимов башкирских родоплеменных объединений.

12.  Керейтов Р.Х. Этническая история ногайцев (к проблеме этногенетических связей ногайцев). Ставрополь, Ставропольсервисшкола, 1999, 176 с., ISBN: 5-85183-059-X.

13.  Семенюк Г.И., Моржанов В.М. Материалы по родоплеменному составу казахов Старшего и Среднего жузов в XVIII веке. Учен. Зап. Казахского ун.-та, Т. XLVIII, серия ист., вып.7., Алма-Ата, 1961, С.185.

14.  Кармышева Б.Х. Некоторые данные к этногенезу населения южных и западных районов Узбекистана. КСИЭ, XXVII, 1959, С.9.

15.  Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, гл. II, табл. 3, 4.

16.  Материалы по истории Башкирской АССР, Т.3. М.-Л., 1949, С.500.

17.  stocktricks.ru/foto/svetovaya-kist-garolda-rossa/attachment/anvil-copy/.

18.  Такой тамгой в 1834 г. подписался старшина Ташаула, Абдулхагир Кинзин, в ревизской сказке//См. Мигранов М.М. Шежере башкирских племён. Сообщение от 14.12.13, 15:34, nations.unoforum.ru/?1-23-0-00000054-000-0-0.

19.  Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, С.290.

20.  Левин Г.Г. Рунические надписи Тибета//Вторая тибетская экспедиция 2001 года, kyrgyz.ru/?page=38.

21.  3D-анимация. Иллюстрации студии Марка-Game Internetwars.ru/Medieval-II/Rusichi/RusichimMain.html.

22.  Акманов И.Г. Социально-экономическое развитие Башкирии во второй половине XVI – первой половине XVIII в. Уфа, 1981.

23.  Зуев Ю.А. Тамги лошадей из вассальных княжеств (перевод с китайского сочинения VIII-X вв. Танхуэйяо, том 3, глава (цзюанъ) 72, C.1305-1308)//Труды Института Истории, Археологии и Этнографии, Т.8 Издательство Академии Наук Казахской ССР. Алма-Ата, 1960. 

24.  Муратов Б.А., Суюнов Р.Р. ДНК-генеалогия башкирских родов из сако-динлинской подветви R1a+Z2123//Суюнов Р.Р. Гены наших предков (2-е издание). Т.3., серия «ЭиД», ЭИП «Суюн». Vila do Conde, Lidergraf, 2014, C.19.

25.  Великие династии мира. Османы. М., АРИА-АиФ, 2012, 96 с., С.4. 

26.  Муратов Б.А., Суюнов Р.Р. ДНК-генеалогия башкирских родов из сако-динлинской подветви R1a+Z2123//Суюнов Р.Р. Гены наших предков (2-е издание). Т.3., серия «ЭиД», ЭИП «Суюн». Vila do Conde, Lidergraf, 2014, C.19-29.

27.  Муратов Б.А. Этногенез башкир: историография и современные исследования. М., Урал, 2013, С.238.

28.  Клёсов А.А. Необычные гаплотипы группы I1 в Башкирии и Киргизии//Вестник Академии ДНК-генеалогии. №3, 2013, ISSN 1942-7484, С.531.

29.  familytreedna.com/public/peoples/default.aspx?section=yresults.

30.  www.familytreedna.com/public/yDNA_I1/default.aspx?section=yresults.

31.  Isogg.org/tree/ISOGG_HapgrpI.html.

32.  Переписка с Клёсовым А.А. по вопросам тестирования башкирских I1, 09.03.2014, 17:08.

33.  Semargl.me ©.

34.  www.semargl.me/ru/dna/ydna/kit/46886.

35.  familytreedna.com/public/Bashqort_clans/default.aspx?section=yresults.

36.  Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, C.204.

37.  Улашевичи упоминаются в «Слове о полку Игореве», как взявшие в плен Владимира, сына князя Игоря. См. Летописная повесть о походе Игоря Святославича на половцев в 1185 году, old-rus2.chat.ru/letopis.html.

38.  Евстигнеев Ю.А. Куманы/Куны: Кто они?// Общество. Среда. Развитие (Terra Humana) Выпуск№ 2 / 2012.

39.  Ахметов К.Ғ. Кіші жүз Алаша руының шежіресі, Орал, 2006.

40.  Это версия примечательна тем, что действительно при обьединении разных родов в один клан появлялись сдвоенные тамги, к примеру тамга-тараk у кыпсаков является комбинацией двух тамг — kапkа и яғылбай (сокол), свидетельствующее о союзе двух кланов.

41.  Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974.

42.  Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974.

43.  Кузеев Р.Г. Очерки исторической этнографии башкир (родо-племенные организации башкир в XVII-XVIII вв.). Ч.1. Уфа, 1957, С.60-63.

44.  Башкирское народное творчество. Предания и легенды. Том II, Уфа, Башкнижиздат, 1987.

45.  Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974.

46.  Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, С.206.

47.  Лобов А.С. Структура генофонда субпопуляций башкир//Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата биологических наук. Уфа, ИБГ УНЦ РАН, 2009.

48.  Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, С.158.

49.  Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, С.199.

50.  Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, С.199.

51.  Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, С.200.

52.  Толстов С.П. Древний Хорезм. М., 1948; Сальни¬ков К.В. Хорезмийская тамга в Зауралье. ТХАЭЭ, Т.1. М., 1952.

53.  Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, С.206.

54.  Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, С.200.

55.  Муратов Б.А. Этногенез башкир: историография и современные исследования. М., Урал, 2013, С.130.

56.  Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, С.200.

57.  Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. Этнический состав и история расселения. М., Наука, 1974, С.207.

58.  familytreedna.com/public/suyun/default.aspx?section=mtresults.

59.  The Genographic Project at National Geographic.

60.  Клёсов А.А., Рожанский И.Л. отмечают, что: 1) алгоритмы разбивки в Family Finder на популяции и подсчета процентов очень условны, и 2) выводы из экспериментальных данных — это проблема с вводом координаты времени при работе с полными геномами. См. комм.-и к статье: Клёсов А.А. Поговорим о ДНК-генеалогии евреев//30.01.2014, Pereformat.ru, pereformat.ru/2014/01/dna-genealogy-jews.

61.  Скан страницы с профиля 290832, данные Family Finder.

62.  Красса В.А. Муратов Б.А. Family Finder башкирских кланов сура-телеу, нугай-бурзян и бошман-кыпсак//Вестник Академии ДНК-генеалогии, 2013, Том 6, №10 октябрь, С.1685-1692.

 

 

Статьи

THE BULLETIN OF ETHNOGENOMICS-HISTORICAL PROJECT "SUYUN"

101. The genogeography of 67-markers haplotypes R1a. Information: March 2017 100. Этимологический анализ антропонимов ранних алан 99. Тамги-1. Башкиры. Дело о земле, вотчинниках и припущенниках Чанким- и Бушмас-Кипчатских волостей 1841-1851 98. ДНК-генеалогия башкирских родов - 11. Представители гаплогруппы С. Часть 2-я. Потомки половцев - сары 97. Данные палео-ДНК - 1. Вопросы 96. Арабская традиция об ас-сакалиба в Среднем Поволжье и именьковская культура: проблема соотношения 95. Башкирские i1. Часть 2-я. Данные полного сиквенса носителей субклада i1-z140 94. Заметки о раннеславянской этнонимии (славяне в Среднем Поволжье в I тыс. н.э.) 93. В поисках корней рода Будды Сакьямуни - 1 92. Тохары-туранцы и псевдотохары-таримцы. Следы чемурчекской миграции 89. Население именьковской археологической культуры и их потомки - 2. Дискуссия с А.А. Клёсовым и другими 88. Индоевропейская прародина 87. Чемурчекский культурный феномен: его происхождение и роль в формировании культур эпохи ранней бронзы Алтая и Центральной Азии 86. Археология Синьцзяна (краткий обзор) 85. Из степи - в пустыню: ранние европеоиды Восточного Туркестана по данным генетики и антропологии 84. Археологический аспект ''тохарской проблемы'' 83. ДНК-генеалогия татарских фамилий - 6. Саетгариевы и другие 82. История изучения и лингвистический анализ тохарских языков 81. Население именьковской археологической культуры и их потомки 80. Куманы и кипчаки 79. ДНК-генеалогия татарских фамилий - 2. Крымские татары. Часть 2-я 78. Народ Ногая 77. ДНК-генеалогия башкирских родов - 12. Представители гаплогруппы J2 76. Загадки кимвров 75. ДНК-генеалогия татарских фамилий -3. Часть 3-я. Линия C-Y21917 74. Происхождение ногайских кланов по результатам этногеномических экспедиций ЭИ Проекта ''Суюн'' - 2 73. Аланы и аорсы. Историки спорят 72. ДНК-генеалогия татарских фамилий -3. Часть 2-я. История рода Масагутовых 71. Ответ на ''рецензии'' и работы политолога и философа Ж.М. Сабитова в области истории и этногеномики - 2. Конфузы в гаплогруппой Чингисхана 70. Спорные вопросы по кипчакам и половцам 69. ДНК-генеалогия татарских фамилий - 5. Абляметовы, Юсуповы 68. Геногеография славянских фамилий - 5. Аверьяновы, Гончаровы, Дунины, Назаровы, Черноусовы 67. Потомки Чингисхана по данным этногеномики - 1. Меркит Чиледу - отец Тэмуджина (Чингисхана)? 66. Кипчаки у трона юаньских императоров 65. Геногеография славянских фамилий - 4. Яковенко и Кирсановы 64. Дискуссия по поводу статьи о Плюсниных O2a-F8 63. Геногеография славянских фамилий - 3. Плюснины O2a-F8. Потомки древнего приамурского народа мохэ 62. La coincidencias lingüística - 1. Idioma baskir y español 61. Потомки кланов Дешти-Кипчака - куман и сиров, R1b-M73. Часть 1-я 60. ДНК-генеалогия башкирских родов - 11. Представители гаплогруппы С 59. ДНК-генеалогия башкирских родов - 10. Представители гаплогруппы О 58. Итальянская Villabruna, 14 тысяч лет тому назад, здесь уже жил R1b 57. Шежере кыпсакского народа 56. ДНК-генеалогия башкирских родов - 9. Нугай-куль-иль-минские башкиры из субклада R1a-YP569 55. ДНК-генеалогия татарских фамилий - 4. Даукаевы 54. История фамилии Тюменцевых - 3. Линии Елисея Тюменцева, Юрия Тюменцева, Семёна Агиша и Гирея ал-Чиркаси. Данные ДНК-теста 53. Катайские и тамьянские башкиры (по данным ДНК-генеалогии) - 2 52. Снипы туранских подветвей группы Z2123 по результатам Big-Y. Часть 2 51. Узнай свои корни 50. ДНК-генеалогия башкирских родов - 8. Айле, Кыр-Канглы, Асылы-Кобау, Идель-Елан 49. ДНК-генеалогия башкирских родов - 7. Представители гаплогруппы E1b-L117 48. Гаплогруппы представителей тюркских кланов Ашина и Ашидэ 47. ДНК-генеалогия башкирских родов - 6. Потомки чуйских тюрков чубань-шуниши 46. ДНК-генеалогия татарских фамилий - 3. Потомки кимаков и сары-тюргешей. Кластер C-L1370 45. The answers to ''the reviews'' and works of philisopher and political scientist Zh.M. Sabitov in History and Ethnogenomics - 1 44. Об ошибках в публикациях 43. Геногеография славянских фамилий - 2 42. Об ираноязычности скифов и сарматов 41. ДНК-генеалогия татарских фамилий - 2. Крымские татары 40. Арии в долине Хуанхэ: ДНК-генеалогия плюс лингвистика 39. История фамилии Тюменцевых - 2. Данные ДНК-теста 38. Современные прямые наследники ариев и скифов 37. Информационный вброс А.К.Абдуллина и псевдоучёного в области истории и этногеномики Ж.М.Сабитова в их совместной статье по ДНК-генеалогии ногайцев 36. ДНК-генеалогия башкирских родов-5. Потомки муйтенов 35. ДНК-генеалогия башкирских родов-4. Потомки огузского клана Кынык. Часть 1-ая 34. Иркутское казачье войско-2. Введение 33. Русь и русские в первой половине XIII века в монгольских известиях 32. Потомки Назаргула Араптанова (тюба Туркмен-Кыпсак) 31. ДНК-генеалогия башкирских родов - 3. Потомки огузского клана Баят 30. Результаты этногеномических экспедиций в Кыргызстан - 1 29. ДНК-генеалогия татарских фамилий - 1. Поволжские татары 28. Геногеография славянских фамилий - 1 27. ДНК-генеалогия башкирских родов - 2 26. Избранное из статьи: "Древний род Алан" 25. Концепция А.А.Клёсова о неафриканской прародине человека: аргументы ''за'' и ''против''. Вопросы креационизма 24. Теоним Шульган (Ульген) 23. Огузские кланы: история и геногеография - 1 22. Введение в урало-алтайское языкознание - 2 21. Потомки булгар по данным Y-DNA - 1 20. Анализ Т→С транзикции локуса RBF5 у якутов 19. Происхождение башкир рода Кобау по данным геногеографии 18. Башкирские I1 17. Введение в урало-алтайское языкознание - 1 16. Происхождение карачаево-балкарского языка 15. Башкиры и филогеография гаплогруппы R Y хромосомы 14. История рода Таймаса Шаимова - 1 13. Ответ на "рецензии" и работы политолога и философа Ж.М.Сабитова в области истории и этногеномики - 1. К исследованиям Б.А.Муратова 12. К этнической истории усуней 11. Прототюрки и протоиндоевропейцы. Локализация их прародины и данные лингвистики в геногеографическом приложении - 1 10. Этническая история носителей субкладов R1a-Y57 и Q1a-M25. Савроматы, гунны, савиры-хазары и мадьяры - 1 9. Осетинский язык и аланский вопрос. Часть 1 8. Происхождение и родственные связи племени Унлар по данным генетических исследований 7. Результаты BIG-Y бурзянских башкир. Часть 1 6. Анатолий Клёсов и его оппоненты, ДНК-генеалогия и популяционная генетика (или лёгкое эссе для тех кто в танке) 5. Происхождение ногайских кланов по результам этногеномических экспедиций ЭИ Проекта "Суюн" 4. Результаты экспедиции ЭИП «Суюн» в июне-июле 2014 года по ДНК-тестированию венгерских фамилий. Часть 1 3. Формулы подсчёта генеалогического возраста СКРЖАММ и МС 2. Опровержение новых мифов политологов о происхождении башкирского племени бурзян 1. Род Шагали Шакмана, клан Олобуре и потомки Инасы (Кипчак-хана) по данным Big-Y

 



© 1999-2017 SUYUN Все права защищены.

Язык сайта

Мы в соцсетях